Тургеневские истории. Легенды и факты (с. Тургенево)

Тургеневская фабрика

(Тульская губерния, Чернский уезд, с. Тургенево)

Тульская обл., Чернский р-он, с. Тургенево; в бывшем здании бумажной фабрики находится историко-культурный и природный музей-заповедник И.С. Тургенева «Бежин луг».

Музей открыт ежедневно: 10.00—18.00. Для организованных групп проводятся интерактивные экскурсии с инсценированием. Телефон: 8(48756) 2-35-10.

Тургеневский юбилейный год привлёк внимание не только к имени великого русского писателя, но и к истории села Тургенево.

Авторитетнейший тургеневед ЧЕРНОВ Н. М. сказал: «Почтенные исследователи отечественной литературы превосходно знали сочинения писателя Тургенева, но были мало увлечены изучением подробностей его жизни» — и совершенно не изучали историю с. Тургенево по архивным документам того времени, — добавим мы.

Сегодня мы поговорим только об одном объекте в нашем селе — о тургеневской бумажной фабрике.

Оставим в стороне все традиционные версии открытия и работы бумажной фабрики в с. Тургенево, информацию о работе этой фабрики в прессе, а расскажем, как это было, на основании финансовых документов о бумажных фабриках, работа которых была на особом контроле государства. Учет расходования бумаги ежемесячно проверяли ревизоры.

По ходу нашего рассказа мы будем комментировать некоторые литературные версии наших тургеневских (слово от названия села, а не фамилии великого русского писателя!) историй, ставших источником информации о прошлом.

Для иллюстраций той исторической эпохи и производства некоторых других отраслей промышленности приведем примеры, как и чем жили наши тульские помещики, — только некоторые примеры хозяйственной деятельности отдельных заводчиков и фабрикантов Тульской губернии.

Источники наших архивных изысканий в Государственном архиве Тульской области: Ф. 90. Оп. 1. Т. 16, 17, 18, 19; Письма В.П. Тургеневой и И.С. Тургенева и Клировые ведомости [1], в которых представлены ежегодные цифровые отчёты о жизни каждого прихода губернии.

После работы с этими документами о работе бумажных фабрик в Тульской губернии появилась новая загадка: кто же построил бумажную фабрику в с. Тургенево и как она работала?

***

Принято считать, что бумажная фабрика была построена отцом писателя Сергеем Николаевичем Тургеневым в 1833 году. Действительно, в отчётах за этот год имеются сведения об учреждении фабрики помещика полковника Сергея Тургенева, НО не о работе её [2].

В 1834 г. бумажная фабрика открыта вновь (но еще не действует), она записана уже как собственность малолетних детей гвардии полковника Сергея Тургенева, так как Сергей Николаевич умер 30.10.1834 г. [3].

Маленькое хронологическо-биографическое отступление о Сергее Николаевиче (ни в одном документе о присутствии его в селе в эти годы не упоминается): в 1830-1831 гг. он находится в Париже; потом поездка за границу на лечение, опасная операция; в 1833 г. история с княжной Е. Л. Шаховской; начало 1834 г. (февраль-апрель) он с семьёй в Москве; потом едет в Петербург «для устройства сыновей, привлечённый рекламной репутацией некоего заезжего европейского доктора» (Чернов Н.М.), где и умирает.

Вернёмся в наше село Тургенево.

В 1836 г. — новое сообщение об открытии фабрики писчей бумаги в с. Тургенево [4].

Но в этом же отчёте в списке за этот же 1836 г. на другой странице уничтожены сведения о фабрике в Тургеневе [5].

Еще раз в отчётах за этот год хозяевами тургеневской фабрики опять-таки называются малолетние господа ТУРГЕНЕВЫ [6], без фактов о работе фабрики, без цифр о расходах и доходах.

А бумажная фабрика ЗЫБИНА Василия Васильевича, чернского помещика, уже была, и свеклосахарный завод князя ШАХОВСКОГО действует, и поручик ДУРНОВ Алексей Михайлович упоминается [7].

В отчётах о бумажном производстве в Тульской губернии в 1836 году приводятся сведения о писчебумажных фабриках: 1) купца ЛОМОВА Ивана в Тульском уезде, 2) ЗЫБИНА Василия в Чернском уезде, 3) в Ефремовском уезде — губ. секретаря ХЛЮСТИНА Михаила, 4) в Алексинском уезде — купеческой жены БРОВИНОЙ Елизаветы.

В наличии документы о работе этих фабрик с отчётами об организации производства и, самое главное, доказательство о работе, о прибылях [8].

В 1838 году в общих сведениях по губернии о бумажных фабриках имеются сведения о тульском ЛОМОВЕ, чернском ЗЫБИНЕ и ефремовской ХЛЮСТИНОЙ.

По Чернскому уезду: фабрика ротмистра ЗЫБИНА В. В. (от 20.4. № 4427) и свеклосахарный завод князя ШАХОВСКОГО указаны во всех отчётах как активно действующие.

В это же время в г. Туле очень результативно работает писчебумажная фабрика купца ЛОМОВА Ивана [9].

Еще в одном документе в 1838 году в сведениях о фабриках и заводах в Чернском уезде упоминаются генерал-майор Оффенбух, ротмистр Василий ЗЫБИН, поручик Алексей ДУРНОВО, генерал от инфантерии князь ШАХОВСКОЙ. А ТУРГЕНЕВЫХ нет! Фабрика не производит бумаги! [10].

Хотя по письмам Варвары Петровны в это время ТУРГЕНЕВ Николай Николаевич нанял двух управителей в с. Тургенево: «одного престарелого, другого малороссийского – оба не угодны», – пишет она (в это время у Николая Николаевича происходят конфликты с Варварой Петровной из-за плохого управления. [11].

Н. Н. ТУРГЕНЕВ следил за производством и пытался вносить усовершенствования в проиводство бумаги, добавляя в смесь, из которой выделывали бумагу, картофель (картофельные отходы-выжимки – то, что выбрасывалось на картофельном заводе соседа помещика ЧАПКИНА – Т. Г.).

И в 1838 г. в октябре Варвара Петровна запишет: «Дядя с Тургенева не дал доходу ни копейки… Фабрика съедает, не работает, т. е. бумагу. Всё возится с плотиной, которую размывает дождями вниз беспрестанно…», но там же знаменитую фразу (давшую повод говорить о доходной бумажной фабрике — Т. Г.), что «при всей расстройке фабрики всё-таки прокормил 150 человек дворни (отметим, что дворни в это время в усадьбе было 101 человек. — Т. Г.), одел, обул, жалованья дал, да и мне 5000 доходу дал мельничного (т. е. не бумажного — Т. Г.), да тысячи на 4000 строенья вновь. … А сколько ему досталось за фабрику….» Там же: «Фабрика пошла в работу. Дядя всё фабрикант и всё с тряпкой возится…», и тут же: «Фабрика всё ещё в надежде будущих благ. Дядя прибавил её, и потому и рук надо было прибавить. Стало быть, учить. Пока ещё плохо ладится», «…он свою фабрику пустил на картофельную тряпку, т. е. подмешивает выжимки; на тряпку денег не хватает, выжимки у Чапкина выброшенные подбирает и дёргает род некой рогожи…», «… Дядя молодец, делает бумажку, кладёт туда всякий вздор, — картофель, сор и пр…, как-то с рук сойдёт. А идет только обёртка, заказная, за что Иван Иванов, фабрикант (т. е управляющий — Т. Г.), очень сердится».

Вот и подумайте: мог ли Иван Сергеевич писать свои произведения на ЭТОЙ бумаге, если он в этом году учился в Германии, а потом фабрика уже не действовала, а из переписки с матерью мы узнаём, что разноцветную бумагу для её писем он присылает ей из-за границы!

Вновь из писем В. П.: «Фабрика ещё не совсем в исправности…»

«Я думаю, и фабрика не останется…»

«Фабрику дядя согласен отдать купцу на оброк…»

Октябрь 1838 года: «… поехала навстречу к дяде, который был в Тургеневе. Но! — встретила его на плотине с охотою…»

«… Берёт к имению хорошего управителя… а сам удаляется восвояси».

Из отчёта по «Ведомости о фабриках и заводах 1841 г.»: в чернских отчётах приводится купец Фёдор Степанович ПОПОВ, имевший салотопенный завод, о тургеневской фабрике никаких упоминаний [12].

В октябре 1841 г. в Тургеневе чума…

Варвара Петровна жалуется: «А дядя… Он поступал, как с чужим, моим. Моё, Тургенево, прочее, — столько брошено им без призору… без присмотру. Наживались хамы… холопы, и какие! — которые уже от старости не в силах даже наживаться, а просто, кто хотел, — грабил безотчётно…»

1842 год — дядя уже в Москве.

1843 год — «…дядино управительство стоят мне многих и горьких слёз… одни неудовольствия и жалобы…»

В 1844 и 1845 гг. чернский исправник доносил о заводах и о фабриках, производивших шерстяные изделия, информации по Тургеневу нет [13].

Иногда встречается информация со ссылкой на РГВИА [14]— о том, что фабрика теоретически работала до 1846 г. и выделывала товара на 19.935 руб. в год, к сожалению, местными архивными (финансовыми) отчётами это не подтверждается.

В 1846 г. Николай Николаевич женится и оставляет управление имением (из письма Варвары Петровны о том, как он бросил фабрику и уехал в Москву – Т. Г.).

К 1850 году фабрика уже не действовала совершенно, а здание бывшей бумажной фабрики (рольни — как называют ее мальчики в рассказе И.С. Тургенева «Бежин луг») после закрытия её стало зимним флигелем в усадьбе.

***

Согласно единственному документу, подтверждающему, что фабрику все-таки пытались запустить в производство, можно утверждать, что на фабрике были задействованы крепостные люди, взрослые. Документы говорят о том, кто мог работать на фабрике — взрослые, а не дети (в литературном источнике, рассказе «Бежин луг» И. С. Тургенева, мальчики ходят на фабрику и «состоят в лисовщиках1»). Дополнительным подтверждением этому, что работали взрослые люди, могут стать и отчёты о работе других бумажных фабрик).

Ни одного финансового отчёта по тургеневской фабрике нет; значит, Николай Николаевич, как управляющий фабрики, запустив фабрику в производство, получил разовую прибыль (о которой с восторгом и большим преувеличением писала Варвара Петровна), не смог организовать постоянную работу и нанятые мастера-управители (см. письма Варвары Петровны) не справились с этим. Фабрика прекратила своё существование, а помещение использовалось уже иначе.

Интересный момент «выглянул» из отчётов о приходе — Николай Николаевич Тургенев, как управляющий, должен был бы жить в усадебном доме в Тургеневе, где числилось 100 душ дворовых, а он живёт в сельце Слободка. А жизнь в усадьбе осталась без присмотра. Может быть, поэтому не было хорошего дохода из Тургенева, и на содержание сыновей Варвара Петровна тратила свои лутовиновские доходы (в чём их, сыновей, постоянно упрекала).

***

Наша бумажная фабрика теоретически существовала до 1850 года: в «Тульских губернских ведомостях» во 2-м номере за этот год в статье «Город Чернь и его уезд» говорится, что в уезде насчитывалось 14 фабрик и заводов. В списке и наша бумажная фабрика (хотя она уже не действовала несколько лет (как говорится в одном из писем И.С. Тургенева и что доказывают финансовые документы).

В 1850 году после конфликта с матерью братья Николай и Иван Тургеневы приезжают в родовое имение.

Иван Сергеевич напишет: «И вот я среди степей – в глуши …то маленькое имение, где я живу, некогда принадлежало моему отцу – …дом очень невелик, сад совершенно запущен – никаких плодов, – почти полное отсутствие всего, что называется хозяйством… Мне устроили комнатку в обширном помещении бумажной фабрики, в настоящее время бездействующей…» (Тургенево, 2 августа 1850 г.).

Тем временем об израсходовании бумаги отчитывались казначейство, редакция, секретарь. Отчёт подавался ежемесячно и подписывался ревизорами [19].

Источники и литература:

1. Ф. 3. Оп. 17.

2. Ф. 90. Оп. 1. Т. 16. Д. 12364.

3. Ф. 90. Оп. 1. Т. 16. Д. 12364.

4. Ф. 90. Оп. 1. Т. 16. Д. 12364.

5. Ф. 90. Оп. 1. Т. 16. Д. 12364.

6. Ф. 90. Оп. 1. Т. 18. Д. 14625.

7. Ф. 90. Оп. 1. Т. 16. Д. 12364.

8. Ф. 90. Оп. 1. Т. 18. Д. 14625.

9. Ф. 90. Оп. 1. Т. 18. Д. 14625.

10. Ф. 90. Оп. 1. Т. 19. Д. 15007.

11. Письма Варвары Петровны. Стр. 37.

12. Ф. 90. Оп. 1. Т. 22. Д. 16353.

13. Ф. 90. Оп. 1. Т. 24. Д. 18419, 18534, 18536.

14. Ф. 846. Оп. 16. Ведомость о состоянии народонаселения в Тульской губ. за 1846 год.

15. Ф. 90. Оп. 1. Т. 24. Д. 18419

16. Ф. 90. Оп. 1. Т. 22. Д. 16353.

17. Ф. 90. Оп. 1. Т. 24. Д. 18534.

18. Ф. 90. Оп. 1. Т. 24. Д. 18419

19. Ф. 51. Оп. 45. Т. 5. Д. 29987.

20. Ф. Р-117. Оп. 1. Д. 2, 13.

21. Ф. 90. Оп. 1. Т. 31. Д. 25053.

22. ГАТО. Ф. 4. Оп. 2. Д. 190.

Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. II. — СПб: Диамант, 1996 [Даль].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *